Более 150 доменных зон на выбор. Регистрация .ru и .рф за 140 руб./год!
Перевести страницу

Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Что стоит за сообщением о гибели россиянина Сергея Горбунова


Во вторник появилась информация о том, что посольство РФ в Сирии проверяет сообщение о гибели россиянина Сергея Горбунова, растиражированное накануне многочисленными СМИ со ссылкой на американское издание.


Между тем история о казни боевиками гражданина РФ Сергея Горбунова ставит все больше вопросов на предмет того, кто же все-таки находился в руках боевиков и как этот человек был казнен.


Впервые видеозапись с человеком по фамилии Горбунов, который зачитал обращение к российским и сирийским властям с просьбой обменять его через Международный Комитет Красного Креста на некоего подданного Саудовской Аравии, появилась еще в октябре прошлого года. Позже появились сообщения о том, что за похищением инженера Горбунова стоит экстремистская группировка "Катаиб мухаджирин", действующая на территории Сирии с начала гражданской войны в этой стране и со временем влившаяся в ряды "Исламского государства".


О "смерти россиянина" все мировые СМИ сообщили со ссылкой на американскую газету New York Times, корреспондент которой рассказал в своем материале о том, какое количество заложников содержалось в плену у "Исламского государства" по состоянию на первую половину этого года и как сложилась их судьба.


Ранее в западных масс-медиа уже говорилось о том, что боевики "ИГ" в Сирии и Ираке, иногда передавая их от одной группировки к другой, удерживали у себя 23 заложника, включая местных и иностранных граждан, семь из которых они обещали казнить за то, что они являются гражданами США и Великобритании. Причина - Лондон и Вашингтон принципиально не платят за выкуп заложников в отличие от других иностранных правительств. В понедельник "РГ" сообщила о том, что в рядах исламистов находятся три человека: американец Кессиг, британец Кентли, которого боевики группировки активно используют в своих пропагандистских роликах, а также американка, чье имя экстремисты не разглашают.


Итак, подведем итоги. О самом Горбунове в масс-медиа сообщалось дважды. И ровно с интервалом в год. Тогда в октябре 2013 года из обнародованного боевиками видео следовало, что пленник удерживается предположительно в районе сирийского Алеппо. К слову, тогда российское посольство в Сирии также проверяло данную информацию, но, как говорится, "на выходе" общественное мнение так и не узнало о том, является ли Горбунов российским гражданином. Вопрос об идентификации его личности, что называется, повис в воздухе, приведя к целой серии других вопросов.


Кто и откуда родом Сергей Горбунов? Сколько ему лет, каково его семейное положение? Как он оказался на Ближнем Востоке? Работает ли действительно Горбунов инженером и где в России работал до этого? А главное, никак не проявились возможные родственники этого человека. Не протрубили в набат и его знакомые. Промолчали и те СМИ, которые очень хорошо платят за такую "сенсационную информацию", имея платные источники во многих местах.


И вот теперь, ровно год спустя СМИ тиражируют новость, пришедшую от корреспондента американского издания о том, что эта казнь россиянина все-таки случилась. И произошла, дескать, весной этого года, когда он "попросту надоел" своим мучителям.


Туману при этом было напущено еще больше: сама казнь никогда не выкладывалась в Cеть, и ее, со слов других заложников, с которыми беседовал корреспондент заокеанского издания, сняли на мобильные телефоны экстремисты. Дескать, потом устрашали этим других пленников, называя Горбунова "неликвидным материалом", поскольку Москва все равно не заплатит за него. Но как быть с тем, что казня других пленников, "ИГ" непременно обнародовала информацию об этом с таким "пропагандистским шиком", что ее моментально подхватывали все мировые СМИ.


Еще один показательный факт - в своем обращении Горбунов говорил по-русски с акцентом. Так, может быть, речь идет вообще о жителе республик, входивших в состав СССР?


Ключ к разгадке этой туманной истории, скорее всего, кроется в появившейся в масс-медиа информации о том, что человека, о котором идет речь, удерживала одна из самых жестоких группировок, этакий карательный боевой батальон "ИГ". Его возглавляет наполовину - грузин, наполовину - чеченец Умар аш-Шишани (Умар Чеченский). Этот боевик, обещающий время от времени "пойти на Москву" и устроить джихад в России, является одним из самых кровавых персонажей в рядах "ИГ".


Идея "взбудоражить Россию", всячески показать ненавистной им Москве свои мускулы, для него, похоже, является навязчивой. Судя по всему, информацию о "казни россиянина" берегли для удобного момента. Как раз на днях в Cети снова появилось сообщение о том, что исламисты "готовы тысячами пойти в Россию" якобы со ссылкой на разговор Умара аш-Шишани со своим отцом. И вот после этого обнародуется информация о том, что эти боевики могут не только заниматься словоблудием, но и казнить. Причем, тиражируется в едва ли не главной американской газете.


Главное, что называется, чтобы пленник говорил по-русски…


источник

7 самых богатых террористических группировок в мире

7. "Боко харам": более $70 млн


"Боко харам" - террористическая группировка из Нигерии, которая пытается свергнуть власти страны и превратить ее из светского государства в мусульманское. Участники группировки атаковали штаб-квартиру ООН, а совсем недавно взяли в заложники 200 нигерийских школьниц, объяснив это тем, что "образование по западному типу есть грех". Считается, что "Боко харам" удалось собрать бюджет, размер которого превышает $70 млн. Такие деньги террористы заработали в период 2006-2011 гг.



6. "Лашкаре-Тайба": $100 млн в год


Если вам показалось, что предыдущие участники рейтинга зарабатывают на крови много, то что уж говорить о их пакистанских "коллегах" "Лашкаре-Тайба". Эти террористы получают $100 млн ежегодно! Группировка известна своим цинизмом и лицемерием. Они содержат несколько школ и больниц в Пакистане, но при этом убивают людей как в своей стране, так и, разумеется, в ненавистной Индии. Львиная доля финансирования поступает к террористам в виде пожертвований заинтересованных в их деятельности лиц и организаций исламистского толка.



5. РВСК-АН: $80-350 млн в год


РВСК-АН, группировка в Колумбии, чье полное название звучит так: "Революционные вооруженные силы Колумбии — Армия народа". Это марксисты, которые ненавидят США и играют на геополитической арене еще с 1960 г. Большая часть преступлений совершена ими на территории своей же страны, где они охотятся на капиталистов и империалистов. Когда финансирования не хватает, группировка зарабатывает деньги на продаже наркотиков.



4. "Аль-Каида": $100 млн в год


Одна из самых известных террористических групп, устроившая теракт в Нью-Йорке, положивший начало масштабной войне Америки с терроризмом и рядом ближневосточных государств. События 11 сентября продемонстрировали излюбленную тактику "Аль-Каиды", которая предпочитает всем другим способам убийства подрыв смертников. Группа, название которой переводится на русский язык как "База", действует с 1980 г. Ее главное преимущество - связь с десятками других подобных группировок и контроль над ключевыми денежными потоками. Когда США объявили "Аль-Каиде" войну, бюджет организации оценивался в $30 млн. Сегодня речь идет уже о $100 млн в год.



3. "Талибан": $400 млн в год


Знаменитый "Талибан" является одной из самых богатых и самых "разноплановых" группировок. Террористы действуют в Афганистане, где еще с советских времен ведет подрывную деятельность. $400 млн в год "Талибану" обеспечивает в первую очередь продажа наркотиков. Террористы также занимаются продажей людей в рабство, вымогательством и получают пожертвования от исламистских организаций со всего мира. И все-таки именно опий, которого, несмотря на все усилия американцев, а может быть, и благодаря этим усилиям, в Афганистане стало больше, позволяет "Талибану" рассчитывать на безбедное существование в любой ситуации.



2. ИРА: более $450 млн в год


Ирландская республиканская армия (ИРА) сражается против британского влияния и пытается добиться полного отделения Северной Ирландии от Великобритании. Противостоит как британским силовым структурам, так и протестантским военизированным группировкам. Но по факту является и одной из крупнейших в Европе организаций по отмыванию денег. ИРА принадлежит ряд предприятий во всем Соединенном Королевстве, которые используются для финансирования деятельности группировки. Республиканскую армию считают террористической группой, так как именно теракты являются основным способом достижения целей. Есть информация о том, что ИРА сотрудничает с преступными группами по всей Европе, даже с итальянской мафией.



1. ИГИЛ: $2 млрд


Аббревиатура ИГИЛ расшифровывается как “Иракское государство Ирака и Леванта”, но есть и альтернативные варианты, например "Исламское государство Ирака и Шама". ИГИЛ - одна из ключевых террористических группировок суннитского толка. Ранее она была частью "Аль-Каиды", но сегодня может позволить себе действовать самостоятельно. Сумасшедшую прибыль ИГИЛ обеспечивает продажа оружия и кражи. Группа периодически совершает нападения на объекты нефтедобывающего сектора, что мы и видим в Ираке, а чуть раньше - в Сирии. Однако террористы не очень разборчивы: они крадут и продают все, что плохо лежит и дорого стоит. Считается, что такая тактика привлекает в ИГИЛ новых участников, которые воюют не столько за идеалы, сколько за деньги.



источник


Аль-Каида – вооружённое формирование блока НАТО Тьерри Мейсан

Свидетельства о связях Премьер-министра Турции Ресепа Тайипа Эрдогана с Аль-Каидой сотрясают турецкую политику. Анкара не просто активно поддерживала терроризм в Сирии – она это делала в рамках стратегии НАТО. Для Тьерри Мейсана это событие свидетельствует о неестественном характере вооружённых формирований, выступающих против государства и сирийского народа.


            



До сих пор власти государств-членов НАТО продолжают утверждать, что интернациональное джихадистское движение, которое они поддерживали со дня его образования во время войны в Афганистане против советских войск в 1979 году, обернулось против них самих во время освобождения Кувейта в 1991 году. Они обвиняют Аль-Каиду в нападениях на американские посольства в Кении и Сомали и организации террористических актов 11 сентября 2011 года, но признают, что после устранения Осамы Бен Ладана в 2011 году некоторые джихадисты вновь сотрудничали с ними в Ливии и Сирии. Однако Вашингтон в 2012 году положил конец этому тактическому сближению.

 

Однако эта версия опровергается фактами. У Аль-Каиды всегда был тот же самый враг, что и у атлантического Альянса, о чём лишний раз свидетельствует скандал, сотрясающий в настоящее время всю Турцию.
Стало известно, что банкир Аль-Каиды Ясин аль-Кади, который в США
числился в розыске после совершения терактов в посольствах Кении и Танзании в 1998 году, был личным другом одновременно бывшего вице-президента США Дика Чейни и действующего Премьер-министра Турции Ресепа Тайипа Эрдогана. Оказывается, этот «террорист» жил на широкую ногу и разъезжал по всему миру на личном самолёте, невзирая на санкции ООН. Например, в 2012 году он по меньшей мере четыре раза нанёс визит г-ну Эрдогану, прибывая в Стамбул на запасной аэродром. Все камеры наблюдения при этом отключались, и его встречал лично начальник охраны Премьер-министра в обход таможенного контроля.

 

По данным турецкой полиции и судебных органов, которые раскрыли эти сведения и 17 декабря 2013 года приговорили к тюремным заключениям вовлечённых в это дело детей нескольких министров, которые перед этим были отстранены от проведения расследований или даже освобождены Премьер-министром от служебных обязанностей, Ясин аль-Кади и Ресеп Тайип Эрдоган разработали запутанную систему отвода фондов для финансирования Аль- Каиды в Сирии.
В тот самый момент, когда эта невообразимая двойная игра стала известна широкой публике, турецкая жандармерия арестовала вблизи сирийской границы грузовик, перевозивший предназначенное для Аль-Каиды оружие. Один из трёх задержанных лиц сообщил, что он сопровождал этот груз для передачи «гуманитарной» турецкой организации Братьев-мусульман, а другой утверждал, что является агентом спецслужб по особым поручениям. В конечном счёте, губернатор запретил полиции и правоохранительным органам вмешиваться в это дело и объявил, что этот транспорт является секретной операцией турецких спецслужб и отдал приказ на то, чтобы этот грузовик и его груз могли продолжить свой путь.

 

Проведённое расследование показало, что для финансирования Аль-Каиды Турция использовала иранскую группировку одновременно для того, чтобы действовать под прикрытием в Сирии и чтобы проводить террористические операции в Иране. НАТО создала в Иране путём проведения операции «Иран-Контрас» сложную обстановку в окружении бывшего президента Рафсандажи, примером чему является шейх Рохани, ставший сегодня президентом.

 

Эти факты становятся известными как раз в тот момент, когда сирийская политическая оппозиция, находящаяся в изгнании, выдвигает новую версию событий накануне созыва конференции «Женева-2» : Фронт Аль-Носра и Исламский Эмират в Ираке и Леванте представляют собой всего лишь «подставу» сирийских спецслужб, и их главная цель состоит в том, чтобы терроризировать население и склонить его к поддержке действующей власти. Единственной вооружённой оппозицией, следовательно, является только Сирийская Свободная Армия (ССА), и она признаёт только свою власть. Так что никаких проблем с представительством на конференции не будет.
А нам, следовательно, нужно будет забыть, как эта самая оппозиция три года подряд расхваливала Аль-Каиду, и не вспоминать о том, что государства-члены НАТО закрывали глаза на распространение терроризма по всей территории Сирии.
Поэтому, даже если большинство руководителей атлантического Альянса не ведали о том, что их организация поддерживала международный терроризм, всё равно главную ответственность за международный терроризм должны нести страны НАТО.
источник

Основатель международного исламского терроризма

Каждый раз после очередного громкого террористического акта в прессе можно встретить рассуждения о бессмысленном убийстве людей. Между тем, террор не является бездумным убийством людей, он всегда преследует политические цели. В международном праве нет общепринятого определения террора, что позволяет недобросовестным и ангажированным исследователям манипулировать этим явлением. Однако определение терроризма существует в праве многих государств.

 

Так, американские законодатели пришли к мнению, что терроризм, это «Предумышленное, политически мотивированное насилие, совершаемое против мирного населения или объектов субнациональными группами или подпольно действующими агентами, обычно с целью повлиять на настроение общества». Согласно законодателям России, терроризм, это «Идеология насилия и практика воздействия на общественное сознание, на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и/или иными формами противоправных насильственных действий». По нашему мнению, терроризм, это «Стремление повлиять на политическую волю государства посредством насилия и парализованных страхом людей».

 

Терроризм, не новое явление в истории, однако современный мир столкнулся с ее новым – международным – форматом. После терактов в Волгограде 29 и 30 декабря истекшего года, МИД России выступил с заявлением, в котором подчеркнул, что «террористические акты в Волгограде, как и атаки в США, Сирии, Ираке, Ливии, Афганистане, Нигерии, имеют общих вдохновителей». В заявлении также было сказано: «Мы не отступим, и будем продолжать жесткую и последовательную борьбу с коварным врагом, который не знает границ и может быть остановлен только сообща».

 

В самом деле, если изучить историю терроризма нескольких последних десятков лет, то легко заметить, что террор принял международный характер, что, в свою очередь, привело к взрывному увеличению количества жертв террора. Своеобразной межевой чертой, после которой можно уверенно утверждать, что террор интернационализировался, следует считать середину девяностых годов прошлого века. До этого терроризм носил локальный и, как правило, этнический характер (баскская ЭТА, ирландская ИРА, колумбийская ELN, и так далее).

 

Первым, по-настоящему крупным актом международного терроризма в классическом понимании этого термина, явился кровавый рейд Шамиля Басаева на российский город Буденновск 14 – 20 июня 1995 года с массовым захватом заложников в больнице. Тогда погибло более 200 человек. В дальнейшем кровавые теракты расползлись по всему миру: Париж, 1995 год, Кизляр, 9 – 19 января 1996 года, Найроби и Дар-эс-Салам, 7 августа 1998 года, погибли 225 человек, Москва, 1999 год, взрывы жилых домов, Нью-Йорк и Вашингтон, 11 сентября 2001 года, погибли 2977 человек, еще 24 пропали без вести, Бали, 12 октября 2002 года, погибли 202 человека, Москва, Театральный центр на Дубровке, мюзикл «Норд-Ост», 23-26 октября, погибли от 130 до 174 человек, Мадрид, 11 марта 2004 года, погибли 191 человек, Беслан, 1-3 сентября 2004 года, 334 человека, из них 186 детей, Лондон, 7 июля 2005 года, погибли 52 человека...

 

Список можно продолжить до бесконечности, и это при том, что мы упомянули лишь некоторые наиболее резонансные теракты. Однако в данном случае мы хотим обратить внимание на тот факт, что в упомянутых кровавых актах принимали участие террористы из разных стран. Так, среди участников страшного теракта в Беслане были граждане России, Казахстана, Украины, Саудовской Аравии. В теракте 11 сентября 2001 года принимали участие граждане Саудовской Аравии, Египта, Ливана, ОАЭ. Сегодня в Сирии собрались террористы из десятков стран мира: Китая (уйгуры), Казахстана, арабских стран, Турции, Азербайджана, Киргизии, России, Украины, Германии, Англии, США и так далее.

 

Безусловно, современная IT-технология облегчает террористам разных стран возможность координировать свои действия, однако необходимо признать, что одним интернетом подобные вопросы невозможно решить. Необходимы еще и очные контакты, и личное знакомство, и то, что называется «повязаться кровью». Именно это и произошло в Азербайджане, где в 1992 – 1994 годах произошло объединение лидеров террористических группировок из разных стран. В 1993 году, по данным специалистов, Азербайджан превратился в явочную «малину» для исламских террористов, а также перевалочный пункт для поставки финансов, наркотиков, вооружения и боевиков в «независимую Ичкерию», представительство которой легально функционировало в Баку.

 

Сегодня мы много и справедливо говорим о том, что Азербайджан, в годы агрессии против Республики Арцах привлек тысячи наемников из разных государств. В частности, только из Пакистана и Афганистана на войну с «неверными» армянами Республики Арцах были наняты 3200 моджахедов из возглавляемой Гульбеддином Хекматияром террористической организации «Хизб-и-Ислами». Напомним, это тот самый Хекматияр, который заявил в начале 2007 года журналистам Пакистана, что в 2001 году его отряды спасли от американцев Усаму бен Ладена и Аймана аз-Завахири.

 

Однако упоминание найма Азербайджаном исламистов из разных стран приводится, как правило, в качестве подтверждения доблести армянских бойцов, оставленных миром лицом к лицу с Азербайджаном и нанятым им террористическим сообществом. При этом упоминаются имена воевавших за Азербайджан и известных своей безжалостностью террористов Хаттаба, Шамиля Басаева, Доку Умаров, Ибрагима Эйдаруса, Салмана Радуева, Хункарпаши Исрапилова, Турпала Атгериева, Ахмеда Салам Мабрука, Хафиса Мабрука, Ясира аль-Сирри и других. Между тем, организованное экс-президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым собрание террористов в Азербайджане стало причиной кровавых последствий для всего мира. И вовсе не случайно, что именно начиная с середины девяностых годов прошлого века мир столкнулся с кровавым чудовищем – международным исламским терроризмом.

 

В самом деле, названные и неназванные, а также неизвестные нам террористы познакомились именно в Азербайджане, где и стали разрабатываться планы террористических атак во всем мире. Представители Республики Арцах, кстати, в 1993 – 1994 годах предупреждали международные и межгосударственные организации мира и Европы о зарождающемся в Азербайджане чудовище, и об опасности, которое оно несет всему миру. Однако наши предупреждения были восприняты с чванливым пренебрежением, мол, они против нас (Америки, Англии, Германии, Франции…) не рискнут пойти.

 

Насколько данное высокомерие оказалось несостоятельным, показывает тот факт, что факсимильное сообщение с приказом о взрыве американского посольства в Кении, во время которого погибло 213 человек и около 4000 получили ранения различной степени тяжести, был отправлен именно из Азербайджана. Лишь после этого, заинтересовавшись ролью окопавшихся в Азербайджане террористов, спецслужбы США выяснили, что незадолго до терактов в Кении и Танзании лидер «Аль-Каеды» Усама бен Ладен свыше 60 раз звонил в эту республику, в которой действовал филиал «Аль-Каеды», а также близкая к нему организация «Джейшуллах». Напомним, что террористическая организация «Джейшуллах» включена госдепартаментом США в список наиболее опасных экстремистских группировок мира. Стоит также упомянуть, что буквально накануне терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года Исследовательская служба Конгресса США обнародовала специальный документ о деятельности Усамы бен Ладена и «Аль-Каеды» в Азербайджане.
Предупреждения, оставшиеся, кстати, на бумаге, начались после того, как террор добрался до столиц западных государств. Так, в 2002 году МИД Великобритании причислил Азербайджан к государствам, в которых активно действуют террористические организации, угрожающие безопасности и жизни иностранцев. Официальный Лондон рекомендовал своим гражданам не ездить в Азербайджан, так как «угроза террористических нападений на иностранцев там весьма высока».

 

Уже несколько лет, как США включили Азербайджан в список государств, в которых функционируют ячейки «Аль-Каеды». К государствам, где существуют центры по подготовке террористов, причислила Азербайджан и Канада. Оттава даже рекомендовала своим консульским учреждениям при выдаче виз на въезд в страну уделять особое внимание гражданам Азербайджана, а также «тем, кто хотя бы раз там бывал». А Международная организация по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (FATF), объединяющая 35 ведущих финансовых разведок мира, который уже год включает Азербайджан в список государств – спонсоров международного терроризма.

 

Однако Азербайджан спонсирует не только международный исламский терроризм, но и отдельные региональные террористические организации, действующие, например, против Ирана. Так, в октябре 2011 года по азербайджанскому телеканалу ANS выступили члены террористической организации «Моджахедин-э халк» (официальный Иран именует ее «Монафегин»), на совести которой жизни тысяч иранцев, Хамид Харази и Шокроллах Мотахеми. «Монафегин» организовала, например, теракт 28 июня 1981 года в штаб-квартире Исламской республиканской партии, унёсший жизни 72 высших чинов правительства, включая лидера ИРП и председателя Верховного суда аятоллы Мохаммеда Хусейна Бехешти. Спустя два месяца, 30 августа 1981 года «Монафегин» совершила новый теракт, в результате которой погибли второй президент ирана Мохаммед Али Раджаи, премьер-министр страны Мохаммад Джавад Бахонар и еще трех высокопоставленных чиновников Ирана. Сегодня эта организация, признанная террористической и незаконной многими странами и организациями мира, базируется в Ираке и Азербайджане, на что неоднократно указывали ответственные лица Ирана. В Азербайджане же, в городе Гянджа (арм. Гандзак), обосновалась курдская террористическая организация «Пежак», основной целью которой также является Иран.

 

Разумеется, международный исламский терроризм состоялся бы в любом случае. Это обстоятельство, однако, никак не оправдывает Гейдара Алиева, действия которого значительно ускорили зарождение этого чудовища. Поэтому именно Гейдар Алиев – президент Азербайджана 1993 – 2003 годов – должен по праву считаться основателем международного исламского террористического сообщества. Вместе с ним ответственность за многие террористические преступления должен нести и его сын, нынешний президент Азербайджана Ильхам Алиев. Преступные деяния двух этих людей стали косвенной, а во многих случаях и прямой причиной гибели тысяч безвинных людей по всему миру.
Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

источник

Особенности экспорта Азербайджана. Нефть в Европу, террор - в Россию

Особенности экспорта Азербайджана. Нефть в Европу, террор - в Россию



После терактов в Волгограде азербайджанский сайт опубликовал статью озаглавленную «Теракт в Волгограде - это ответ России. Но, чей?». Обратим внимание, уже само название статьи призвано внушить читателю, что Россия кругом виновата, и «ответные меры», в том числе и в форме терактов, вправе применить многие страны и организации. И хотя автор статьи убежден, что «саудитов можно смело исключить из числа организаторов теракта в Волгограде», само название статьи, повторюсь, не исключает ударов по России со стороны практически всех связанных с ней стран. Ибо, по мнению Азербайджана, террористические удары по России носят «ответный» характер, и, судя по названию статьи, «оправданны».

 

Вслед за терактом в Волгограде 21 октября, некоторые политики и аналитики высказали предположения, что это был ответ Азербайджана на арест убийцы Егора Щербакова в Западном Бирюлеве, азербайджанца Орхана Зейналова. Убийство Е.Щербакова и последовавшие за ним события действительно вызвали огромный резонанс среди политической элиты Азербайджана. Вот что говорил об этих событиях в недавнем интервью азербайджанскому сайту политолог Модест Колеров, человек, в информированности которого сомневаться не приходится. «Я много слышал о том, что акция Орхана Зейналова — бакинский сценарий, что он бывший или даже не бывший сотрудник азербайджанской разведки, что на задание он получил крупную сумму денег. И мне нечего возразить. Слишком уж ожесточённой была реакция Баку. Словно Зейналов — не офицер, а маршал разведки. Кульминация дела Зейналова — информационная и политическая кампания Баку вокруг этого дела».
Сделанный Колеровым открытый намек о причастности Орхана Зейналова к бакинским спецслужбам косвенно подтверждают другие исследователи бирюлевского убийства, практически единогласно пришедшие к выводу о том, что убийство Егора Щербакова и последовавшие за ним беспорядки преследовали цель кроваво-рейдерского захвата крупнейшей в России плодоовощной базы в Западном Бирюлево бизнесменами из Азербайджана. Были даже попытки оправдать это желание (следовательно, и убийство Егора Щербакова), мол, 90 процентов торговцев на базе составляют закавказские турки – азербайджанцы, и им легче будет находить язык со своими соплеменниками.

 

Нельзя, конечно, утверждать, что все террористическое подполье в России финансируется и контролируется Азербайджаном: в этом «деле» замешаны и те самые саудиты, которых ныне яростно защищают в Баку, и представители иных арабских стран, а также Пакистан, китайские уйгуры, Турция… Но проявляемую в террористическом (равно как и наркотическом) наступлении на Россию активность выходцев из Азербайджана также невозможно не заметить. Так, Юлия Юзик, автор книги «Невесты Аллаха» и признанный специалист по проблеме смертниц-террористок, пишет в своей книге: «Баку, Азербайджан – центр всего. Ваххабизма, идейной подготовки чеченских смертниц, финансирования терактов из-за рубежа. Это я знаю от людей, с которыми общалась в течение всего года, – самых разных людей, и с «той», и с «этой» стороны».

 

Импорт терроризма
Как бы странно это ни звучало, но в девяностых годах прошлого века Азербайджан импортировал террористов. Из Афганистана и Пакистана, из России и Казахстана, из Турции и арабских стран. Первым руководителем Азербайджана, обратившимся к «услугам» террористов, был Гейдар Алиев, президент (1993-2003) и отец нынешнего президента этой республики. В стремлении одержать победу в агрессии против Нагорно-Карабахской Республики – Республики Арцах, Г. Алиев фактически сделал ставку на террористов. Это благодаря его усилиям в Азербайджане оказались свыше трех тысяч моджахедов из Афганистана и Пакистана, сторонников лидера террористической организации «Хизб-и-Ислами» Гульбеддина Хекматияра. При Г. Алиеве же в Азербайджан, «на войну с неверными», прибыли получившие затем в мире широкую кровавую известность террористы: Хаттаб, Ш. Басаев, Доку Умаров, Салман Радуев и другие.

 

Уже спустя несколько месяцев боевых действий против Республики Арцах Гейдар Алиев понял, что террористы, привыкшие «воевать» против мирного населения, совершенно никуда не годны в открытых боевых действиях. После нескольких боев, в которых наемные террористы потерпели сокрушительные поражения, они были отведены из Арцаха в районы Азербайджана, где занялись привычным делом: созданием религиозных ячеек террористического направления. Азербайджан, на территории которого сложилась террористическая структура, созданная из различных и прежде друг с другом не связанных исламистских группировок из разных стран, превратился в координационный центр терроризма во всем мире. Отметим, что большая часть созданных в те годы группировок функционирует до сегодняшнего дня, и оказывает преступное содействие единомышленникам во всем мире, в том числе и в России.

 

В начале девяностых годы прошлого века Республика Арцах многократно обращалась к мировому сообществу с предложением обратить внимание на террористическую деятельность официального Баку, однако об Азербайджане, как о государстве-пособнике исламского терроризма, в мире впервые заговорили в конце девяностых годов прошлого века. Поводом для этого послужили трагические события, когда в начале августа 1998 года были взорваны американские посольства в Танзании и Кении. Тогда, в ходе расследования, было выяснено, что факсимильное сообщение с приказом о взрыве американского посольства в Кении было отправлено именно из Азербайджана.

 

После терактов против американских посольств, американскими спецслужбами в Азербайджане были арестованы шеф отдела военных операций террористической организации «Исламский джихад» Ахмед Салам Мабрук, а через некоторое время еще два активиста этой группировки – Хафис Мабрук и Ясир аль-Сирри. Было также доказано, что в Азербайджане окопалась одна из наиболее кровожадных исламских террористических группировок: «Джейшуллах», включенная Госдепартаментом США в список 39 наиболее опасных экстремистских группировок мира.
Тогда же арестованный ФБР за организацию взрывов посольств США, член Аль-Каеды Ахмед эль Фадл, показал на допросе, что его организация начала свою деятельность в Азербайджане. Вскоре в Европе был арестован Ибрагим Эйдарус, руководитель азербайджанского отделения Аль-Каеды, принимавший непосредственное участие в организации взрыва посольств США.

 

Экспорт терроризма
В Баку быстро поняли, что прибывшие по приглашению «гости» представляют собой оружие, которое можно использовать для внешнеполитических целей. Было решено жестко ограничивать их деятельность в Азербайджане, с одновременным использованием против других стран. Спецслужбы республики взяли под плотный контроль все террористические группировки, в том числе и посредством внедренных в ряды террористов агентов. Задача эта была успешно претворена, и уже с середины девяностых прошлого века террористы из Азербайджана были полностью подчинены правительству этого образования и задействованы в различных «операциях» за пределами республики. Более того, в Азербайджане были созданы лагеря для подготовки террористов, в том числе и смертниц.

 

В 2006 году шеф МНБ Азербайджана Эльдар Махмудов, оказавшись под давлением фактов, сообщил в интервью, что: «планы ныне нейтрализованной группы «Аль-Каида Кавказ» по рекрутированию азербайджанских девушек в отряд смертниц стала для нас самым худшим открытием за последние годы». Самое интересное в этом «признании» является то, что группа «Аль-Каида Кавказ» в Азербайджане до сих пор не нейтрализована, и продолжает свою разрушительную и кровавую деятельность за пределами этого образования. Так, в 2010 году заместитель Э.Махмудова, ныне отправленный в оппозицию Сульхаддин Акпер, сообщил газете «Эхо»: «В Азербайджане уже сегодня существуют и действуют радикальные (исламские. – Л.М.-Ш) организации, вербующие в свои ряды молодых людей». А затем еще и добавил: «И если сравнить ситуацию с 1992-1993 годами, то сегодня возможности радикальных (исламских. – Л.М.-Ш.) религиозных структур в Азербайджане возросли, просто пока они не афишируют себя». Добавим, не афишируют именно в Азербайджане.

 

Возможности террористов в Азербайджане действительно выросли, да иначе и быть не могло, ибо террористы пользовались покровительством правительства Азербайджана. Вот строки из обвинительного заключения террористки Зары Муртазалиевой:
«Зара Муртазалиева, являясь активным членом бандитских формирований, ведущих боевые действия с федеральными силами, пройдя специальную подготовку в лагере террористов-смертников под городом Баку Республики Азербайджан, в сентябре 2003 года прибыла в Москву для организации террористических актов...»
В архиве Следственного комитета России хранится личный дневник Зулихан Элихаджиевой, террористки-убийцы, вместе с другой преступницей - мариам Шариповой - взорвавшей себя и окружающих людей в очереди у касс на рок-фестиваль в Тушино. В дневнике описывается, как Зулихан ездила в Баку со сводным братом Жаге, с которым она пребывала в преступной любовной связи. Именно в Баку любовник-брат, с помощью других преступников, жителей Баку по имени Гасан и Юсуф, завербовал Зулихан в смертницы-убийцы.

 

В интервью газете «Известия» завербованная Зарой Муртазалиевой и принявшая ислам русская девушка М. рассказала о своем вопросе Заре: «Как можно стать шахидом?» Ответ был прост: «Едешь в Баку, там лагерь, там тебя подготавливают, а потом приезжаешь в Москву, ну и вот».
Действительно, делов то. Едешь в Баку и возвращаешься в Москву или иной российский город, ищешь места скопления людей и дергаешь за чека. А не рискнешь дернуть, ничего страшного, найдется напарник, готовый взорвать тебя, вместе с безвинными людьми, радиосигналом. Главное, побывать в Баку и затем, вернувшись, надеть на себя пояс шахида. В самом Азербайджане тебе этого не позволят, там отслеживается каждый твой шаг, ибо тебя готовят к терактам за пределами этого преступного образования.
Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

источник

Почему возможны теракты в России? Размышления о терактах в Волгограде

Почему возможны теракты в России?

 

       

Размышления о терактах в Волгограде

Произошедшие в течение суток две страшные трагедии в Волгограде еще долго будут обсуждаться в России и мире. Кто, зачем и, главное, за что? Кто убивает мирных граждан, какие преступные цели преследуются при этом? И еще один вопрос, ответ на который найти жизненно необходимо: почему в России возможны террористические акты?

 

Террористический акт – это не бездумное убийство мирных людей, как сейчас «модно» утверждать, он всегда преследует политические цели. Убийство людей является не завершением, а началом теракта, целью которого является стремление повлиять на политическую волю государства посредством парализованных страхом людей. Именно поэтому террористические организации нередко заявляют о своей ответственности за кровавые теракты, выступают по телевидению, а в наше время широко используют интернет. По замыслу террористов, страх людей должен быть не только ощущаем и осязаем, он должен конкретизироваться в образы. С сожалением должен отметить, что многие СМИ ведутся на эту уловку, публикуя фотографии и видео кровавых последствий терактов. Это именно то, что нужно террористам, ибо, как уже было сказано, истинный террор начинается после самого кровавого акта террора.

 

Классическим и трагичным примером одновременно успеха террористов стал масштабный теракт 11 марта 2004 года на железных дорогах Испании, когда погибли 191 человек. Уже 19 апреля новое правительство Испании – теракт произошел накануне парламентских выборов и серьезно повлиял на их результаты – объявило о выводе своих войск из Ирака. Практически вместе с Испанией о выводе войск из Ирака заявили Сингапур, Доминиканская Республика, Никарагуа и Гондурас. Еще пару месяцев спустя то же решение было принято правительством Филиппин, затем Норвегии, Таиланда и так далее.

 

Проблема, естественно, не в том, насколько правомочно было вторжение коалиционных сил в Ирак, это – отдельная тема, в которой должна быть признана неблаговидная роль США. Проблема в том, что ни Испания, ни последовавшие ее примеру страны даже не пытались сколько-нибудь убедительно скрыть факт капитуляции перед террористами. Последовавшие друг за другом решения ряда правительств лишь укрепили террористов в убеждении эффективности террористических способов ведения политической борьбы.

 

Любое отступление перед террористами чревато неминуемыми новыми политическими требованиями. Так, то, что сегодня творится во многих странах Европы – отряды шариатского надзора, запрет на христианские символы, запрет на приготовление блюд из свинины во многих кафе и ресторанах и так далее – все это является признанием собственного бессилия перед агрессивным исламистским терроризмом. Нет сомнений, европейские страны стремятся «ублажить» террористов, однако нет сомнений и в том, что подобным образом они только укрепляют террористов в мнении о правильности избранной ими формы «борьбы».

 

Провозглашенный в Европе мультикультурализм оборачивается тотальной капитуляцией традиционных ценностей европейских народов и, по сути, является завуалированной капитуляцией перед кровавым террором.
В России сложилась несколько иная ситуация. В стране огромное количество исповедующих ислам автохтонных народов, превращаемых международным исламским террористическим сообществом в питательную среду для совершения терактов и сокрытия самих террористов. Сегодня на слуху у многих Северный Кавказ и Дагестан, однако «на очереди» Татарстан и Башкортостан, в которых уже заметны исламистские настроения – предвестники террористических организаций и терактов. Гн случайно подозреваемый в теракте на волгоградском вокзале 29 декабря Павел Печенкин вступил в ряды террористических организаций именно в Казани. Еще более взрывоопасна ситуация в Крыму – все более уверенно захватываемой исламистами составной части русской политической и духовной культуры. Да что говорить, если исламисты уже сегодня вытесняют русское население из Ставропольского края?

 

Ситуация в России складывается крайне тяжелая, но отнюдь не безысходная. Важно разобраться не только в причинах терроризма, но и в методике борьбы с террористами и, самое главное, перекрыть каналы идеологической и финансовой подпитки террористических формирований. Как из-за пределов России, так и внутри ее. В противном случае изнурительная борьба, которая ведется с отдельными террористическими группировками, обречена на поражение.

 

Абсурд ситуации еще и в том, что в самой России (официально и полуофициально) функционируют сотни, если не тысячи, «школ», медресе и даже дошкольных учреждений, в которых проповедуются этническая и религиозная нетерпимость, экстремизм и ненависть к людям иной религии. Подобные «школы» есть и на Кавказе, и в Татарстане, и в других регионах России. Кем и для чего финансируются эти «очаги просвещения», хорошо известно. В России же официально зарегистрированы организации, вроде Исламского комитета России, которые не только не скрывают своих симпатий к «джихадистам», но и поэтизируют уничтоженных террористов, возводя их в ранг борцов за чистоту ислама и будущего мироздания. Тот же Гейдар Джемаль, лидер этой организации, не сходит с экранов телевидения и страниц газет. А его подельник, более осторожный, но ничуть не менее убежденный исламист Максим Шевченко, даже считается ведущим Первого канала и является членом Общественной палаты Российской Федерации.

 

Исламский терроризм нашел в России благодатную почву. Пламенный патриот России, ученый и приверженец межрелигиозного диалога Раис Сулейманов, предупредивший государственные органы о наличии в лесах на юге Татарстана военно-тренировочных лагерей террористов, обеспеченным продуктами и оружием, вынужден был затем, в целях безопасности, покинуть Татарстан. Бандподполье и террористы остались в Татарстане, а Сулейманов, лишенный государственного прикрытия – покинул родные края.
Что это, преступно-наивное восприятие толерантности, или что-то иное? Случайно ли, что теракты 21 октября, 29 и 30 декабря произошли именно в Волгограде? За два с небольшим месяца – три кровавых теракта! Оставим пока в стороне геополитическое и психологическое значение города – Героя Волгограда (Сталинграда) для россиян и жителей остального мира, ибо понятно, что враги всегда стараются бить по важнейшим нервным узлам государства. Задумаемся над тем, почему это стало возможным?

 

Губернатором Волгоградской области является Сергей Боженов, широко известный как автор коррупционной вертикали в Астрахани, где он был мэром до назначения в Волгоград. За период его правления в городе произошел ряд странных пожаров, в которых погибли около трех десятков человек, а земли под сгоревшими домами были проданы мэрией строительной компании, соучредителем которой была жена Боженова. Вот что после назначения С.Боженова губернатором Волгоградской области писал председатель общественного движения «За Волгоград» Дмитрий Крылов: «Мне вообще непонятно, как он попал к нам в регион. У меня есть письмо правоохранительных органов, которое направлялось Устинову перед назначением Боженова. В нем указывалось, что возбуждалось уголовное дело по факту обналичивания $25 млн. для боевиков Дагестана. Было сделано заключение, что, с тех пор как он возглавил Астрахань, ситуация в городе осложнилась: русское население стало его покидать, дома гореть, а на их месте стали возводиться торговые центры. Я не утверждаю, что это было по его заказу. Но по стечению обстоятельств землю под сожженными строениями передавали жене мэра Ольге Боженовой под коммерческое строительство».

 

Не будем опровергать или подтверждать данные сведения, это – дело следственных органов. Но как не обратить внимания на то, что Сергей Боженов распахнул двери Астрахани перед Гейдаром Алиевым, еще в девяностые годы прошлого года ставшего инициатором создания единой террористической структуры из отдельных исламистских группировок. Перебравшись в Волгоград, он потащил туда своего кумира, и теперь в городе – Герое строится парк «Баку», в котором будет красоваться памятник Гейдару Алиеву. Специально обращаю внимание: парк разбит на территории, входящей в комплекс Мамаева кургана, и теперь на месте нетленной славы советского солдата устанавливается памятник дезертиру Великой Отечественной войны. Можно ли придумать более изощренное издевательство над памятью человечества, и более эффективный подрыв патриотического воспитания в России? И можно ли ожидать от такого губернатора сколько-нибудь эффективной и решительной работы по укреплению безопасности и повышению благосостояния населения?

 

На сайте губернатора Волгоградской области в понедельник опубликовано объявление о сборе денег для пострадавших при терактах в Волгограде посредством sms-сообщений. Мы не будем ставить ссылку на это сообщение, как не будем указывать телефонный номер, по которому можно отправить деньги, ибо, в отличие от Сергея Боженова, мы бережем честь России и не собираемся принимать участие в насаждении страха перед террористами.
Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

источник

Как победить терроризм

Иван Стариков: «Стране жизненно необходим осмысленный проект национально-государственного будущего»

 

 

 

В то самое время, когда Президент РФ подписал закон о введении уголовной ответственности за призывы к сепаратизму, прозвучали два этих страшных взрыва в Волгограде.

Надо понимать, это ответ террористического подполья на отчаянные попытки власти остановить процесс развала страны. Судя по реакции в обществе, особенно в его патерналистской, националистической части, ответ вполне удался. Опять громко зазвучали голоса об отделении Северного Кавказа, проклятых «мусликах» и прочее скудоумие, которое мы наблюдаем после подобных трагедий.

Если нам дорога память 33-х граждан России, которые уже не встретят этот Новый год, а несколько десятков раненных и покалеченных проведут светлый праздник в боли и страданиях, то мы должны дать свой эффективный ответ на концентрированный исторический вызов.

Только в этом случае, согласно теории историко-цивилизационного развития, можно обеспечить выживание, прогресс и процветание любой целостной и государственно-политически оформленной цивилизации.

Мы, россияне, и наша русская цивилизация, четверть века живем в комплексе национального поражения, углубляющейся депрессии и апатии, если хотите, это медицинский факт.

Не надо быть крупным социальным психологом, чтобы понять очевидное: волгоградские взрывы, накануне Нового года, направлены не только и не столько против Олимпиады, сколько на усиление общей безнадеги и безысходности в стране.

Здесь я не отделяю себя от власти. Слишком кровавая и беспощадная идет война в нашей России.

Рассерженные, образованные горожане, все правильно, и бездарно потраченные нулевые - годы сырьевой халявы, и растранжиренные, разворованные чудовищные деньги, и разложившиеся государственные институты, и коррумпированные, продажные правоохранители и спецслужбы.

Все правильно, господа, представители креативного класса. Только от этого ведь никому не легче.

Выйдите из логики чувств, вы же интеллектуалы – перейдите к логике осмысленных целей. Если, конечно, мы хотим сохранить государство.

Пусть другое, но единое государство и русскую цивилизацию.

Стране жизненно необходим осмысленный проект национально-государственного будущего. Нужны новые моральные образцы, кроме денег, ценности и идеалы.

Только та идея, которая будет воспринята подавляющим большинством наших сограждан, может действительно остановить и терроризм, и призывы к сепаратизму. Никакой Уголовный кодекс здесь нам не поможет.

Предполагаю, что сейчас в меня полетят камни из стана моих политических соратников из либерального лагеря. Однако убежден, что нам необходима творческая и глубокая ревизия советского проекта.

Спору нет, Россия является частью евроатлантической цивилизации и нам действительно необходим возврат к ее великому опыту. Да вот народ наш прощает власти многое, кроме несправедливости, и не учитывать это нельзя.

«В 1917 году мы выбрали справедливость без свободы, в 1991-м свободу без справедливости. Может пришла пора органичного синтеза этих двух важнейших нравственных категорий?», - пишет в своей книге «Свобода и справедливость, соблазны ложного выбора» Руслан Гринберг.

И дело здесь не в Путине. Наш народ легко расстался со свободой по той причине, что ее абсолютные европейские ценности, которые мы, либералы, несли на своих знаменах, были лишены справедливости, а, значит, противоречили русской идентичности.

Поэтому прежде чем подвергать меня обструкции, дорогие либералы, давайте лучше подумаем, как возвращая народу свободу, в очередной раз не забыть про справедливость.

Иначе ходики русской истории так и будут лежать на боку, и мы не дождемся спасительного щелчка, переводящего стрелку в новую эпоху развития России.

 

Скорбь и светлая память о погибших!

Раненым - скорейшего выздоровления!

источник

Страх терроризма.

Страх терроризма.
Публикуется по материалам книги
С. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием» (М., 2001)

 

 

 

Для России сегодня актуальным стал давно разработанный на Западе страх терроризма как эффективное средство манипуляции массовым сознанием. Понятие террора (terror значит ужас) ввел Аристотель для обозначения особого типа ужаса, который овладевал зрителями трагедии в греческом театре. Это был ужас перед небытием, представленным в форме боли, хаоса, разрушения. Считается, что осмысление террора посредством театра породило ритуал суда как разновидности театра, побеждающего террор через закон. 

Позже, на волне Просвещения был открыт на Западе мощный метод воздействия на мысли и поведение граждан — террор. Доктрина превращения страха в орудие власти принадлежит якобинцам и подробно изложена в сочинениях Марата. Для создания массового страха новое государство шло на разрушение собственного образа как гаранта права — государство само организовывало «как бы стихийные» погромы тюрем с убийством политических заключенных. Марат же сформулировал важнейший тезис: для завоевания или удержания власти путем устрашения общества (это и есть политический смысл слова «террор») необходимо создать обстановку массовой истерии.

Вслед за государством террор в «войне всех против всех» стали использовать и политические силы, борющиеся с государством (или с его противниками). Так возник терроризм как средство устрашения общества и государства в политических целях. Он также возник как своего рода политический театр, зрители которого испытывают ужас. Главной целью его является не убийство конкретных личностей: а именно воздействие на чувства широкого круга людей. Согласно принятому в американской политологии понятию, терроризмом является «угроза или использование насилия в политических целях отдельными лицами или группами, которые действуют как на стороне, так и против существующего правительства, когда такие действия направлены на то, чтобы оказать влияние на большее число людей, чем непосредственные жертвы» . Таким образом, терроризм — средство психологического воздействия. Его главный объект — не те, кто стал жертвой, а те, кто остался жив. Его цель — не убийство, а устрашение и деморализация живых. Жертвы — инструмент, убийство — метод. Этим терроризм отличается от диверсионных действий, цель которых — разрушить объект (мост, электростанцию) или ликвидировать противника. Иногда цели совпадают (например, в покушениях на политических деятелей), но мы будем говорить лишь о терроризме, направленном против населения.

Вместе с капитализмом терроризм приходил с Запада в иные страны. В царской России терроризм оппозиции и государства были неразрывно связаны. Руководителем боевой организации партии эсеров в 1903 г. стал Евно Азеф, который с 1893 по 1908 г. был платным агентом полиции. Ему в 1904 г. разрешили убить министра В. К. Плеве, но приказали в 1906 г. предотвратить убийство министра Дурново.

Есть страх разумный, когда человек верно определяет источник и величину опасности и принимает меры, которые ее снижают. Есть страх неадекватный (невротический), когда человек или впадает в апатию, или совершает действия, вредные или даже губительные для него самого. Цель террористов — создание именно невротического страха. Деморализованные и запуганные люди делают сами, требуют от властей или хотя бы одобряют действия, которые этим людям вовсе не выгодны. Иногда это действия, которые выгодны террористам или чаще — заказчикам, нанимателям террористов. Но чаще всего самый большой выигрыш получают политики, которые бесплатно пользуются «чужим» терактом. (Вспомните, как взлетел до небес рейтинг президента Буша после атаки террористов на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года.  То же самое случилось в России двумя годами ранее, когда взрывы в рабочих районах Москвы и Волгодонска сильно помогли одному «крутому» полковнику  занять кресло российского президента. Народ, запуганный угрозой террора, всегда начинает, подобно маленькой собачонке, жаться к сапогам своего правителя — помилуй нас, грешных, и спаси... Поэтому манипулирование угрозой терроризма давно стало технологией социальной власти, с помощью которой политические элиты держат в повиновении свои народы. — прим.)

Атаки террористов могут быть направлены на узкую группу, к которой ты принадлежишь (такой группой были, например, жители дома в Буйнакске). Тогда опасность велика — идет прицельный огонь, стреляют именно в тебя. Но если бьют по очень широкой группе (например, по группе «жители России» или даже «москвичи»), то бояться за себя лично нет никакого смысла — вероятность стать жертвой очень мала, можешь попасть лишь под редкую шальную пулю. Во всяком случае, эта опасность на три порядка (в тысячу раз) меньше, чем вероятность стать жертвой катастрофы за рулем автомобиля. Из 15 миллионов водителей в России ежегодно гибнет порядка 1 на тысячу. (О числе умерших от СПИДа или от банального пьянства скромно умолчим). От терактов в 1999 году погибло порядка 1 на миллион. Но мы ведь не боимся ездить на машине.

Почему же мы не боимся ездить на машине, но боимся террористов? Прежде всего потому, что сильные мира сего не заинтересованы в том, чтобы мы боялись автомобиля. Поэтому телевидение и не показывает нам с утра до ночи изуродованные трупы жертв автокатастроф. Если бы показывало с той же интенсивностью, как и дело рук террористов — то мы боялись бы автомобиля панически! Правящие круги давно научились использовать в своих целях страх, создаваемый террористами любых мастей, так что часто трудно бывает точно определить, кем созданы террористические организации и на кого на самом деле они работают. (В связи с этим заметим, что терроризм нередко бывает проправительственным: а часто и государственным.) 
Пугало терроризма всегда выгодно власти. Например, для режима Ельцина дестабилизация массового сознания в результате взрывов была очень кстати. На волне психоза можно было или укрепить самого Ельцина («коней на переправе не меняют»), или загодя без шума убрать его (что фактически и произошло), призвав общество сплотиться вокруг очередного «спасителя отечества». Да и не до скандала было с фирмой «Мабетекс» — даже неприлично вспоминать. О сербах вообще забыли, будто их и не было.
Главный вывод, давно сделанный учеными: терроризм возник вместе со СМИ и связан с ними неразрывно. Современный терроризм — родной брат телевидения. Он не имел бы смысла, если бы его результаты телевидение не доносило в каждый дом.

Уже газеты в прошлом веке были абсолютно необходимы для терроризма, но крови приходилось лить много — газеты не передают вида крови. По данным некоторых историков, до 1917 г. террористы в России убили около 17 тыс. человек (наверное преувеличивают, но в любом случае счет шел на тысячи). Эффект был, но намного меньше, чем сегодня от сотен жертв. Читать и слышать — это не то что видеть.

Мы не можем жить без газет и телевидения, но эти средства могут быть пособниками террористов в создании неадекватного страха, а могут быть «антитеррористами». В СССР терроризма не было — во многом потому, что цели его были недостижимы. Советские СМИ не брали интервью у убийц и не транслировали ужас. А сегодня, например, телевидение России — соучастник террористов, оно вдумчиво и творчески делает именно то, что требуется террористам — рассказывает о них и показывает результаты их деятельности. 

(Это приводит к интересным эффектам массового поведения. Давно установлен один из феноменов СМИ — у созданной с их помощью славы нет знака «плюс» или «минус». Информационные сообщения стирают грань между плохим и хорошим. Поэтому террористы становятся такими же телевизионными героями, как и спортсмены или звезды шоу-бизнеса. А героям принято подражать и восхищаться ими. Отсюда — эпидемии подражательного поведения, охватывающие общество почти сразу же после резонансных событий, широко освещаемых СМИ.

Психологам хорошо известен феномен Вертера — после публикации в СМИ рассказа о самоубийстве известной личности число совершаемых самоубийств резко увеличивается в тех географических районах, где данный случай получил широкую огласку. Всем памятна эпидемия  «почтовых конвертов с белым порошком», охватившая планету после терактов в США осенью 2001 года. А вот еще один факт: 6 января 2002 года спортивный самолет врезался в 40-этажный небоскреб в одном из американских городов. Управлявший самолетом 15-летний Чарльз Бишоп в предсмертной записке сообщил, что таким способом он выражает свою солидарность с Усамой Бен-Ладеном. Это — классические случаи подражательного поведения.

Помимо массового подражания широкое освещение деятельности террористов в СМИ вызывает и другие социально-психологические эффекты. Знаете ли вы, что У. Бен-Ладен сегодня стал... одним из секс-символов мирового уровня? В неравнодушии к Бен-Ладену признаются очень много женщин планеты. Вот что сказала одна американка, работавшая на завалах ВТЦ в Нью-Йорке: «Честно говоря, Усама выглядит очень сексуально. Он высокий, лицо излучает доброту. Он наверняка знает, как позаботиться о себе и защитить вас... Я запросто представляю наш романтический ужин вдвоем...». Без комментариев. — прим.) 

Но вернемся к самому терроризму. Терроризм имеет в качестве культурного основания нигилизм — отказ от общей этики. Он — продукт Запада, который декларировал как норму жизни «войну всех против всех». Впервые во время Французской революции террор стал официально утвержденным и морально оправданным методом господства и породил своего близнеца — терроризм как метод борьбы против власти. Затем, как ответ на терроризм оппозиции, возник государственный терроризм. Страны Запада культивируют у себя угрозу терроризма в контролируемых масштабах — для устрашения своих граждан. (Если раньше в качестве пугала для благополучного западного обывателя выступала «советская угроза» — тамошняя пропаганда и масс-культура красочно изображали страшных бородатых русских с красными звездами на шапках-ушанках, хлебающих водку прямо из горла, — то сейчас эта роль возложена на опять таки бородатых «исламских террористов» в чалмах. Меняются времена и люди, но пропагандистская технология «создания глобальной угрозы» остается неизменной. — прим.) Это — важное средство сплочения обывателей вокруг власти («ей приходится многое прощать, ибо без нее нас всех убили бы террористы»). Это — одно из самых сильных средств манипуляции сознанием и отвлечения внимания общества от махинаций верхушки. Это — эффективное средство собирать радикальную молодежь из отверженных слоев общества и направлять ее энергию на ложные цели.

Принципиально новую и очень сложную систему терроризма создал Израиль. Эта система состоит из государственного терроризма, манипулируемого «исламского» терроризма и антитеррористических спецслужб. Вслед за Израилем к поддержке «исламских» террористов перешли США — это оказалось слегка болезненным, но эффективным средством стравить мусульман друг с другом, оттолкнуть от борьбы их здравомыслящую массу. Виднейший арабский историк и философ Самир Амин в книге «Евроцентризм: критика идеологии» пишет о тайном альянсе Запада с исламскими фундаменталистами: «Как можно объяснить поддержку (лицемерно отрицаемую), которую Запад нередко оказывает враждебному ему движению, кроме как тем колоссальным ослаблением арабского мира, к которому оно ведет разжиганием внутренних конфликтов (особенно конфессиональных конфликтов между сектами и между организациями)».
Трагическим следствием взрывов жилых домов и созданного телевидением психоза надо считать тот факт, что в России и массовое сознание, и чуть ли не все политики соблазнились идеей «учиться у Запада и Израиля», а то и «сотрудничать» с ними в борьбе с терроризмом в России и глобальным терроризмом «вообще».

Только на первый взгляд кажется, что речь идет о том, чтобы всего лишь «перенять технологию». За этой технологией стоит неотделимое от нее представление о Добре и Зле. Перенять его у Запада и Израиля в их умении создать, а потом «приручить» терроризм — это конец России как культуры и как многонациональной страны. Тот факт, что это говорится всерьез и не вызывает никакой реакции у русских писателей, у военных, у Православной церкви, говорит о тяжелейшем духовном кризисе.

Дело в том, что средства Запада не ставят и никогда не ставили целью искоренить терроризм, поскольку терроризм Западу необходим. Цель — поддерживать терроризм в заданных пределах (с помощью Азефов). «Эксперты» на телевидении восхищались: Израиль так много платит провокаторам в среде террористов, что всегда может пресечь слишком опасные акции. Какому-то террористу даже голову мобильным телефоном оторвало. Но если Израиль платит, да еще много, значит, он сам создает терроризм. Рынок есть рынок: есть спрос — есть и предложение. Чтобы получать деньги от «Моссада», надо совершать теракты. А несчастных фанатиков-самоубийц везде хватает.
(Как-то сотрудник одной из российских спецслужб высказал интересную, хотя и не совсем «политкорректную» мысль. Суть ее в следующем. Если, вдруг, палестинские боевики когда-нибудь сложат оружие, то этот день станет чуть ли не последним днем существования Израиля. Израиль потеряет всякий смысл и все формальные причины оккупации палестинских территорий. Поэтому никто особо не удивится, если в один прекрасный момент всплывут факты, свидетельствующие о том, что израильские спецслужбы, борясь с палестинским терроризмом, в тоже время сами этих террористов и провоцируют (а то и прямо стимулируют). Другое дело, что такой «прирученный» терроризм периодически вырывается из очерченных ему рамок, выходит из-под контроля и лавиной прокатывается по стране, собирая свой кровавый урожай.  На Ближнем Востоке это происходит регулярно. То же самое относится и к США. Самый последний и самый наглядный пример — теракты в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Американские спецслужбы, которые в свое время сами и «воспитали» нынешнего «Террориста №1» (У. Бен-Ладена) — как инструмент борьбы против Советского Союза в Афганистане —  и не предполагали, что плоды деятельности своего «ученика» Америке придется ощутить на себе.  

А вот еще одна цитата: «И государства, и спецслужбы сегодня все шире используют демонстрируемый через СМИ террор для создания и культивирования у населения своих стран страха «терророфобии». Она является очень удобным инструментом политических игр.

Страх терроризма активно используется для внедрения в массовое сознание «образа врага». Например, образ «исламского террора» служит для побуждения объединения Запада в противовес Юго-Восточной «террористической угрозе». С его помощью одновременно раскалывают исламский мир, деля его государства на «террористические» и «нетеррористические», хотя деление это более чем условно. Именно «нетеррористические» Саудовская Аравия, Пакистан, Турция, Иордания — районы базирования и спонсоры многих исламских террористических групп (например, для войн в Абхазии, Карабахе, Боснии, Чечне, Таджикистане).

Натравливание исламских государств друг на друга может в итоге вызвать мощнейший взрыв в зоне, обеспечивающей нефтью страны Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона. Исходя из принципа, «кому это выгодно?», можно заключить, что ситуацию конструируют спецслужбы США, обеспокоенные усилением своих конкурентов на мировой арене.

Страх перед террором — эффективный инструмент борьбы за изменение общественного мнения в пользу расширения спецслужб, их полномочий и финансирования.

Но есть и более крупные цели. Все громче слышатся крики, призывающие к ограничению суверенитета государств и отказу от принципа невмешательства во внутренние дела в целях облегчения борьбы с терроризмом. В качестве же судьи, принимающего решение о вмешательстве, предлагается все та же «Большая Семерка». Достаточно объявить государство «террористическим» — и можно посылать бомбардировщики на важнейшие объекты его экономики и инфраструктуры.

Наконец, на Западе все чаще поговаривают о том, что терроризм — неизбежная оборотная сторона возрастающих гражданских свобод. Каковые, стало быть, поэтому не вредно ограничить. И появившийся на Западе термин «полицейская демократия» быстро теряет в глазах общества свой отрицательный смысл на фоне умело нагнетаемого СМИ страха». (Из доклада Корпорации ЭТЦ «Терроризм как глобальная угроза и как инструмент мировой политики»)

Так почему изживать терроризм мы должны учиться у Запада, где он процветает, а не у Советского Союза, где его и в помине не было? Давайте хотя бы ясно определим, почему в СССР не было терроризма (хотя были отдельные теракты — прим.). Какие условия автоматически гасили само желание кинуться в этот омут? Ведь на страшный КГБ это не спишешь, хотя и грозящий палец КГБ был необходим.

Почему чеченцы, перешедшие в 1942 году на сторону Гитлера и имевшие в тылу Красной армии мощные формирования с артиллерией, прекратили сопротивление и без боя погрузились в теплушки и уехали в Казахстан? Почему они не начали террористическую войну — ни в конце 40-х, ни в 50-е, ни в 60-е годы? Они боялись КГБ? Нет, они и во время войны ничего не боялись, начать восстание в тылу Красной армии означало сжечь мосты и идти на большой риск. Мятежные чеченцы подчинились потому, что наказание было суровым, неотвратимым и... бережным по отношению к народу. Жестокий и деспотичный Сталин в который раз продемонстрировал свою гениальную политическую прозорливость. Он не стал расстреливать, подрезать корень народа, а выселил всех по ту сторону Каспия. У чеченцев даже не расформировали партийные и комсомольские организации, не прекратили прием в партию. Одним этим показали: народ не будет придушен. И боевой мальчик Дудаев будет принят в лучшую военную академию и станет большим генералом. А умненький мальчик Хасбулатов будет профессором.

Жестокий советский строй не толкнул чеченцев на террористическую войну. Но эта война неотвратимо пришла к нам при режиме Ельцина. Должны же мы понять, в чем тут дело. Ведь это — наглядный, пробравший всех до костей урок, который нельзя замалчивать.

Создавая террористический психоз, телевидение не дает людям задуматься над важной вещью, которая давно стала очевидной. Почти все уже поняли, что ни о какой процветающей рыночной экономике в России нет и речи. Поняли, но еще молчат — тягостно признать. Большая кровь в Москве и Чечне сломала препоны, и в такой момент можно сказать прямо: благополучной рыночной экономики в России не может теперь быть уже и потому, что есть терроризм.

Это значит, что власти создали для нас заколдованный круг. С одной стороны, резко усилилась тенденция к укреплению полицейского государства, которое вынуждено накладывать все новые и новые ограничения на все свободы, включая свободу предпринимательства. Какой там рынок, если за каждым мешком сахара бежит ОМОН с собакой! С другой стороны, резко возрастают производственные издержки предприятий, так что они становятся неконкурентоспособными на рынке.

Даже небольшой терроризм обходится немыслимо дорого для хозяйства. Появление в Перу радикального движения «Сендеро Люминосо» («Светлая тропа»), которое насчитывало всего 2 тысячи членов, привело к увеличению производственных издержек вдвое — во столько обходилась защита и охрана промышленной инфраструктуры.

Что же говорить о России! Вся наша огромная инфраструктура — трубопроводы, линии электропередач, связи и т.д. — строилась в СССР в расчете на стабильное общество. Она в принципе не может быть защищена от терроризма. Если мы желаем продолжать рыночную экономику при наличии терроризма, то нам придется построить всю страну заново — уже как крепость, внутри которой мириады маленьких крепостей. Денег на это ни у кого никогда не будет, и такая экономика недееспособна.

У нас одна возможность — искоренить терроризм в принципе. Но этого нельзя достичь «средства ми Запада» — ковровым бомбометанием, пуском крылатых ракет «по базам», наймом провокаторов. Искоренить терроризм в России можно только одним способом — восстановив то жизнеустройство, которое лишает терроризм социальной и культурной базы. (Поиск и уничтожение террористов никогда не ликвидирует терроризм, поскольку обиженность и оскорбленность очень часто живут просто в народной культуре. И на место одного террориста придут десять новых. Примером служит Ближний Восток. Специальные исследования установили, что важной особенностью политической культуры палестинского народа является то, что подавляющее большинство палестинской молодежи проходит через систему боевых организаций, т.е. хотя бы ненадолго и опосредовано, присоединяются к тем группировкам, которые принято называть террористическими. Поэтому искоренить терроризм можно только одним способом — ликвидировав социальное неравенство и повальную бедность целых регионов планеты. — прим.)

Утверждают, что взрывы в Москве и Волгодонске устроили террористы из Чечни. Вероятно, это так, хотя в акции такого рода важны не столько конкретные исполнители, сколько «заказчики» — те, кто обсуждал и планировал акции где-нибудь в Ницце или Малаховке. Если есть деньги, нанять можно хоть чеченцев, хоть литовцев, хоть самого Евно Фишелевича Азефа. Чеченцев дешевле, потому что именно Чечню превратили в главную базу терроризма. Почему же? Давайте отбросим расистские сказки о «генетической» предрасположенности горцев к разбою. Еще 15 лет назад никому бы и в голову такое не пришло. Тогда генетически те же самые чеченские юноши под руководством секретаря райкома ВЛКСМ Радуева готовили Праздник урожая, Яндарбиев кропал свои стишки, а Масхадов гонял свою роту на плацу. Ради какого-то терроризма или ваххабизма никто не только под арест не желал попасть, но и получить выговор с занесением в личное дело. Та жизнь устраивала людей.

Для терроризма такого масштаба, какой нам предстал сегодня, необходимы условия. Чтобы добывать, хранить, развозить и взрывать тонны взрывчатки за две тысячи километров от дома, нужно много надежных и умелых людей. Тысячи должны созреть для этого — и из них отбирают сотню. Такие условия возникают, когда происходит массовое и несправедливое обеднение ранее благополучных и достаточно образованных людей. Когда для большого числа молодых людей рушится привычный мир, и они оказываются вытесненными из жизни «этим обществом».

 

 

 

Для человека, который погибает от рук террориста, выпадает судьба по принципу «все — или ничего», жизнь или смерть. Иное дело для общества — ему небезразлично, какой силы удар нанесет по нему терроризм, какова будет вероятность погибнуть для каждого живого человека. Так вот, пока что нигде в мире терроризм ни разу не объявлял тотальной войны обществу, не переходил к массовому мщению, не отрезал путей к соглашению. В частности, и потому, что война против терроризма имеет свои законы и свою этику. Грубо говоря, террорист признает право убить его, но, возможно, он не признает права совершить массовые репрессии против его близких (рода, племени, народа). Диапазон возможностей терроризма велик, и лучше вести с ним войну основательно, по ее законам — безжалостно уничтожать самих террористов, но не переходить некоторые грани.

Настойчиво и неустанно твердит нам CNN вместе с ОРТ, что  «исламисты», «религиозные экстремисты» воюют против всего цивилизованного мира, что речь идет о противостоянии цивилизаций. Этим России наносится смертельный удар — стравить русских с мусульманским миром. Неважно, что протест заявили мусульманские духовные лица. Неважно, что арабские ученые не раз объясняли, что «исламский экстремизм» — политическая маска, недавно и наспех состряпанная западной пропагандой. Ничего этого нам СМИ не сообщают. Увы. Поражает, как легко и даже с радостью принимают многие русские самую дешевую демагогию. Что значит «особый порядок» в Москве? Просто беззаконие. Как можно этому радоваться! Воображения не хватает, чтобы представить себе Россию козленков и япончиков без всяких остатков закона? Все силы милиции брошены на выявление тех «лиц кавказской национальности», у которых документы не в полном порядке. И москвичи рады, они думают, что именно у террористов и не хватило денег на хорошие документы. Печально видеть эту искусственно наведенную страхом массовую тупость. (К каким только ухищрениям не прибегают власть имущие, чтобы заставить нас бояться! Совсем анекдотический случай произошел в апреле 2002 года, когда российские власти на несколько дней объявили в Москве чрезвычайное положение по случаю... дня рождения Адольфа Гитлера. Мотивировалось это якобы имеющей место угрозой массовых выступлений неонацистов (это в России-то), приуроченных к этой дате. Можно было бы понять, если бы все оперативные мероприятия проводились соответствующими спецслужбами и не подвергались широкой огласке. Однако дело закончилось всего лишь имитацией активности. Вокруг этого события СМИ подняли невообразимую шумиху, нагнетая истерию «фашистской угрозы». Риторика была соответствующей: «Приняты все необходимые меры...», «Экстремизм не пройдет...».  День рождения фюрера стал отличным пропагандистским поводом для властей, чтобы лишний раз намекнуть своему народу: «Помните, кто вас спасает от ужасных фашистов-экстремистов-террористов», а заодно отвлечь внимание общественности от актуальных политических проблем  — прим.)

А что значит «санитарный кордон»? Вокруг чего? Половина активных чеченцев сегодня рассыпана по городам России. Их офисы и штабы в Москве, в Киеве, в Мюнхене, в Аммане. Те, кто сидит в этих офисах, ходят хорошо выбритые и в галстуках, их не хватает ОМОН в метро. Как можно мыслить в понятиях середины прошлого века! Нет, скорее всего, нас просто дурят. Англия — на острове, за тридевять земель от своих бывших «членов содружества», но не в состоянии создать никакого санитарного кордона. Россия изначально, с Киевской Руси, вбирала в себя народы. Никакого «кордона» против своих внутренних болезней она создать не может. Болезни надо лечить, отсечь больные внутренние органы невозможно.

Это и произошло в Чечне. Массовая преступность и насилие в Чечне — прежде всего следствие тяжелейшего обеднения, вызванного реформой, а не Хаттабом. Обеднение разрушило рамки сознания. В 1980 г. доходы жителя Чечни в среднем были в 2,6 раза меньше, чем у москвича, а в 1992 г. стали в 9,1 раза меньше. Это уже был опасный разрыв, он перешел красную черту. Средний москвич купил в 1992 г. товаров и продуктов на 52,3 тыс. руб., а житель Чечни — на 3,3 тыс. В 17 раз меньше! Опустись жизненный уровень москвичей до уровня Чечни, взрыв преступности в нашей цивилизованной столице затмил бы все, что мы видели. В результате войны Чечня обеднела еще сильнее (данные не публикуются). Этот фактор — не причина терроризма, а лишь благоприятная среда для него. Как голова — не причина появления вшей, но если голову не мыть, то заползшая вошь размножается.

Второе условие — сдвиг в культуре. Терроризм обязательно требует оправдания, легитимации в достаточно большой части народа. Иначе ни за какие деньги молодежь не пойдет в ряды боевиков. Наемные убийцы — совсем другой тип. Рядовые террористы убивают и умирают за идеал, и чтобы его создать, надо сначала исковеркать их систему ценностей. Их надо убедить, что в отношении их группы (социальной, религиозной, этнической и т.д.) совершена нестерпимая несправедливость, которая может быть смыта только кровью. Тогда человеком движет чувство мести, которая как бы уничтожает несправедливость и восстанавливает равновесие в мире.

Речь не идет о том, чтобы оправдать тех, кто пошел в боевики и террористы — их ответ преступный и неадекватный, и террористов приходится уничтожать. Но если не понять их мотивы и видеть только патологическую кровожадность или корысть, то нет никаких шансов на то, чтобы лишить терроризм легитимности в среде чеченского народа. А без этого, только силовыми средствами, искоренить терроризм невозможно. Дальнобойной артиллерией и авиацией уничтожаются открытые боевики, а терроризм создается и укрепляется. Тут уж приходится выбирать меньшее зло. 

После взрывов в Москве и Волгодонске политики и телевидение, принадлежащее власти, поторопились заявить, что «террористическая война» объявлена всем нам, всей России. Мол, нация должна объединиться.  Это — дешевая демагогия. За «чеченским» следом тянется след гражданской, социальной войны. Взорвать богатый дом в центре Москвы не труднее, чем на рабочей окраине — офисов и магазинов там даже побольше. И шуму было бы до неба. Но, видно, нельзя — там «свои» для Хаттаба и его покровителей-миллиардеров, да и не напугается население.

Говорили, что Боровой перезванивался с Дудаевым, а Березовский перезванивался с Удуговым. Может, так, может, не так. Главное, что сама эта возможность никому не кажется странной. У этих людей — не как личностей, а как социальной группы — есть общие интересы. Но вызвало бы всеобщее удивление сообщение, будто Удугов тайком перезванивается с В. А. Купцовым или голодающими учителями. Ибо Купцов и учителя не занимаются продажей нефти и не имеют банки, через которые можно пропускать сомнительные деньги.

Так что «мы, россияне» уже разделились на два мира, и между ними уже идет гражданская война. И не должно нас удивлять, что мешки с сахаром-гексогеном таскают на потных спинах малограмотные чеченцы из низшей касты. И в коннице Шкуро в Воронеже отличились ингуши, и на никарагуанских сандинистов ЦРУ сумело через Ватикан натравить индейцев-мискито (которым, кстати, сандинисты вернули их земли, захваченные «Юнайтед фрут»).

Массовым террористическим психозом Россия опять была поставлена в точку нестабильного равновесия. Одна надежда, что и военные, и чиновники, и масса простых людей на словах поддакивают и козыряют политикам, а сами без шума делают свое дело с умом и сердцем. И именно этим ограничивают терроризм. А главное, созданный было невротический страх быстро прошел. Культура пока что выполняет свою стабилизирующую роль.
http://psyfactor.org

Психология геноцида и массовых убийств

Современная мораль, осуждая насилие, тем не менее, мирится с ним, как с неизбежным злом, в тех случаях, когда речь идет об обеспечении безопасности людей или о принуждении по отношению к тем, кто представляет собой угрозу для общества. Политическое насилие, однако, довольно часто осуществляется по отношению к людям,  абсолютно ни в чем не виновным, к людям, которые становятся жертвами насильственных действий в силу принадлежности к той или иной национальной или религиозной группе или просто случайно.
Геноцид не является принадлежностью только варварских времен. На протяжении XX в. массовые убийства, в которых жертвы выбирались по этническому и религиозному признаку, проходили в разных частях планеты, в том числе — в странах с сильными традициями законности и уважения к индивидуальности. Убивали армян, курдов, евреев, католиков...

Массовые убийства и геноцид — особый вид политического насилия. От других видов террора и репрессий геноцид отличается не только масштабами (массовые репрессии против политических противников могут унести не меньше жизней), но и степенью вовлеченности в акты насилия не только властной элиты и сотрудников карательных органов, но и практически всего населения данной территории. В отличие от всех других видов насилия, геноцид осуществляется, кажется, самим народом. Геноцид выглядит восстанием народа, возмущенного притеснениями и обидами со стороны инонационального или инорелигиозного меньшинства. Геноцид — это преступление, характеризующееся не только огромным количеством жертв, но и еще большим числом преступников. Поэтому, хотя акты геноцида столь ужасны и бессмысленны, столь сильно противоречат нормам человеческой морали,  что существует соблазн объявить массовые убийства делом больных людей, свести все к массовому помешательству, помутнению сознания, это было бы в корне неверно. Большинство тех, кто участвует в актах геноцида, психически здоровые люди.

Геноцид может быть объяснен экономическими или политическими причинами — столкновением интересов крупных экономических субъектов, борьбой элит, стремлением нарушить сложившееся равновесие и т. д. Но нас интересуют психологические аспекты геноцида. Что толкает людей на убийства? Многие склонны считать, что преступная. власть или экстремисты-демагоги как бы «совращают» общество, «заражая» людей безумными и жестокими идеями. Но геноцид никогда не возникает на пустом месте. Для того, чтобы вполне нормальные добропорядочные люди вдруг стали убивать своих, говорящих на другом языке или молящихся другому Богу соседей, с которыми они до этого, пусть и без особой любви, много лет прожили вместе, недостаточно появления преступника или маньяка в президентском дворце.

Преступники и авантюристы на политической арене есть всегда, и призывы к убийству и насилию в той или иной форме существуют, практически, в любой стране, везде есть экстремистские организации. Важно понять, в каком случае средний человек становится сензитивен к безумным кровавым призывам.

Стремясь объяснить явление геноцида, американский психолог Ирвин Стауб ввел понятие «тяжелых времен», которые, по его мнению, всегда предшествуют геноциду. Тяжелые времена — это не обязательно самый трудный или очень трудный период социально-экономического развития страны. Это психологическое понятие. Тяжелые времена — это ощущение депрессии, безнадежности, окруженности врагами, ощущение несправедливости, совершаемой по отношению к «моему народу», «моей религии», «моему городу». Именно этот комплекс чувств, по Стаубу, является необходимой предпосылкой массовых убийств и геноцида.

За годы «тяжелых времен» в обществе накапливаются раздражение и агрессия, которые потом находят выход в варварских актах геноцида.

Вторым, совершенно необходимым условием геноцида является наличие врага, который, во-первых, ответственен за неприятности и несчастья, и, во-вторых, с устранением которого станет лучше. Иначе говоря, геноцид осуществляется не только, как мщение. Опыт осуществлявшихся геноцидов показывает, что большинство людей, в геноцидах участвовавших, не только мстят этому врагу за те проблемы, которые по его, как они считают, вине возникли, но и надеются, что устранение врага поможет в решении этих проблем. Не в том (не только в том) дело, что «они» (арабы, евреи, армяне, негры) виноваты в наших несчастьях, а в том, что, если «их» не станет, то жизнь станет лучше.

Геноцид невозможен без острого чувства ненависти к народу или религии, предназначенным на роль жертвы. Эта ненависть должна быть столь сильной, что позволяет человеку нарушать даже заповедь «не убий» и продолжать считать себя вполне достойным Царства Божия. Эта ненависть долго воспитывается и развивается. Корни ее — в школьных учебниках, где рассказывается о том, какой замечательной была жизнь моих предков в прошлом, когда еще не было «их», каким могущественным и справедливым было мое государство до того, как пришли или даже напали «они», о том, какие ужасные заговоры «они» всегда строили против моей страны. Корни ненависти — в привычной и, как будто естественной, бытовой дискриминации — в скамейках «только для белых», в анекдотах про хохлов или москалей, в оскорбительных кличках. Корни ненависти — в диких представлениях, связывающих преступность с каким-либо одним этносом, в псевдонаучных публикациях, обосновывающих то, что иного отношения «они» и не заслуживают. Все это подготавливает людей к участию в акте геноцида, убеждает потенциальных убийц в том, что жертвы, в общем, и не заслуживают другой участи.

В конце шестидесятых годов канадский психолог Мелвин Лернер разработал т. н. теорию веры в справедливый мир. Согласно этой теории люди предпочитают верить, что мир, в котором они живут, имманентно справедлив. Добро в нем вознаграждается, а зло наказывается, честный труд ведет к успеху, а жулик, в конце концов, остается ни с чем. Следствием этой веры является, в частности, жестокое отношение к жертвам различных несчастий — если человеку не повезло, значит, он сам и виноват. Ведь, если не повезло хорошему человеку, значит, мир несправедлив. К сожалению, дискриминация тех, кому не повезло, распространяется и на жертв погромов и массовых убийств. После войны, когда мир узнал о преступлениях гитлеровцев против евреев, в странах антигитлеровской коалиции был зафиксирован рост антисемитизма. После погрома в Сумгаите в 1988 году — первого массового кровопролития по этническому признаку на территории Советского Союза после сталинских репрессий — делались заявления о том, что, хотя погром — это, конечно, плохо, но в армянах есть что-то такое, что провоцирует погромщиков. Иными словами, армяне сами виноваты...

Естественно, не все люди имеют одинаковую склонность участвовать в актах геноцида. Вероятность участия повышают авторитарность, плохое образование, низкая самооценка, низкий уровень социальной адаптированности, ощущение себя аутсайдером и неудачником. Участники погромов — люди, не умеющие работать на отсроченной мотивации, они требуют результатов немедленно. Но немедленные изменения — это не реальная жизнь, в ней все меняется постепенно, а чудеса — сказка, добрая или страшная. Погром и является воплощением такой сказки, когда враги исчезнут и все твои проблемы решатся, как по мановению волшебной палочки.

Погромщики абсолютно не подготовлены к сопротивлению. Они считают, что сопротивления оказано не будет, что жертвы, в принципе, не способны к сопротивлению и согласны быть жертвами. (Эта ситуация была блестяще описана Набоковым в его романе «Приглашение на казнь».) Представление о несопротивлении, с одной стороны, и о полной безнаказанности, с другой, входят и в идеологию геноцида и в личные ощущения участников погромов. Они не думают о том, что могут быть наказаны. Они не верят, что их могут убить, защищаясь, те, на кого они нападают. Любой вред, нанесенный им в ходе погрома, они воспринимают как агрессию со стороны жертв и как нарушение некой неписаной конвенции. Они абсолютно убеждены в том, что никогда не предстанут перед судом (официальным или общественным). Из-за всего этого в немногих случаях, когда жертвы, несмотря на многократно превосходящие силы нападающих, начинают оказывать сопротивление, это сопротивление бывает весьма эффективным. Это касается и физического сопротивления, и сопротивления морального.

Примером такого исключительно успешного морального сопротивления была демонстрация, состоявшаяся в 1942 г. в Берлине. В ней участвовали женщины-немки, чьими мужьями были евреи. В конце 30-х годов, несмотря на нацистские репрессии по отношению к евреям, те евреи, которые состояли в браке с немцами, не арестовывались. Впоследствии репрессии коснулись и этой группы евреев, и в 1942 г. их жены вышли на улицы Берлина с требованием вернуть мужей домой. Казалось бы, эта демонстрация не имела шансов на успех, и, тем не менее, власти, не ожидавшие протеста, настолько растерялись, что требование было удовлетворено, и мужья этих 150 женщин были освобождены.

Помимо жертвы и погромщика в актах геноцида есть и третий участник — свидетель. Геноцид всегда направлен против меньшинства, и, если, например, поджигают дом одного узбека, армянина или представителя любой другой национальности, живущего в инонациональном окружении, то, естественно, поджигателей будет всего несколько человек. В то же время толпа, которая стоит вокруг и вроде бы никакого насилия сама не осуществляет, насчитывает десятки людей. Известно, что ни один геноцид, ни один случай массовых убийств не происходил без такой толпы и бурно выражаемого одобрения тех, кто не участвует в актах насилия. Погром в Сумгаите был осуществлен примерно 50 бандитами, которые убивали, насиловали и поджигали, переходя от квартиры к квартире. Но эту относительно небольшую группу сопровождала толпа, примерно человек 300, которая не принимала участия в зверствах, но бурно одобряла все, что совершали погромщики. И все это происходило в городе с населением в 100 тысяч человек, в котором была создана та атмосфера одобрения насилия по отношению к армянам, без которой, по всей вероятности, не мог бы произойти и сам погром.

Роль свидетелей исключительно важна. Без их одобрения и поддержки массовое насилие невозможно. Люди не делают того, что делать стыдно, и те, кто участвует в актах насилия, нуждаются в том, чтобы их действия были признаны акциями героическими и правильными. Свидетелями, строго говоря, являются и соседи, и сограждане, и мировое сообщество. Осуждение со всех этих уровней, психологическая изоляция (если нет возможности юридического преследования) могут заронить в погромщиках сомнения в правильности их действий, а значит и снизить вероятность новых актов геноцида.
Источник:
Гозман Л. Я., Шестопал Е. Б.. Политическая психология. — РнД., 1996.

Терроризм (ст. 205)

Терроризм (ст. 205)

Основным объектом этого преступления является общественная безопасность, дополнительными - жизнь и здоровье людей и чужая собственность.

Объективная сторона основного состава терроризма (ч. 1 ст. 205 УК) выражается в двух формах: 1) совершение взрыва, поджога или иных действий создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий; 2) угроза совершения указанных действий.

Первая форма терроризма, кроме взрыва, поджога, предусматривает иные действия, к которым могут относиться: устройство обвалов, затоплений, аварий; блокирование транспортных коммуникаций; захват вокзалов, аэропортов, транспортных средств; заражение источников воды или запасов продовольствия; распространение болезнетворных микробов, способных вызвать эпидемию или эпизоотию; нападение на объекты, требующие особых мер безопасности (например, атомные электростанции, химические заводы) и т.д.

Часть 1 ст. 205 УК имеет в виду взрыв, поджог или иные действия, которые создают опасность: а) гибели людей (хотя бы одного человека); б) причинения значительного имущественного ущерба; в) наступления иных общественно опасных последствий.

Оценка возможного значительного имущественного ущерба должна быть дифференцированной в зависимости от ценности и значимости имущества, материального и финансового положения потерпевшего.

Возможные иные общественно опасные последствия охватывают опасность: причинения вреда здоровью людей; нарушения работы транспорта, связи, объектов жизнеобеспечения населения, опасных производств; возникновения паники; дезорганизации нормальной деятельности органов власти и т.д.

Преступление по ч. 1 ст. 205 УК считается оконченным, если взрыв, поджог или иные действия создали реальную опасность наступления каких-либо из указанных последствий. В случае же их наступления при наличии умысла содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, а при неосторожном отношении к их наступлению с учетом характера последствий применимы ч. 1 или ч. 3 ст. 205 УК.

Вторая форма терроризма выражается в угрозе совершения указанных действий. Реальность этой угрозы определяется ее способностью вызвать у группы лиц, населения или властей обоснованное опасение ее осуществления. Угроза может быть устной, письменной или наглядно-демонстрационной, в том числе с использованием технических средств (телефонной связи, радио и др.).

С субъективной стороны терроризм характеризуется умышленной виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что совершает взрыв, поджог или иные действия, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, что эти действия носят террористический характер, и желает такие действия совершить.

Обязательным признаком субъективной стороны терроризма является специальная цель, заключающаяся в одном из трех вариантов либо в их сочетании - нарушение общественной безопасности, устрашение населения либо оказание воздействия на принятие решения органами власти. Эти же цели (в отдельности или в сочетании) обязательны и для квалификации угрозы совершения акта терроризма.

По указанным в ст. 205 УК целям терроризм отличается от диверсии (ст. 281 УК), террористического акта (ст. 277 УК), нападения на лиц, пользующихся международной защитой (ст. 360 УК), ряда преступлений против личности, собственности и др.

Часть 2 ст. 205 УК предусматривает совершение тех же деяний при наличии квалифицирующих признаков: а) группой лиц по предварительному сговору (ст. 35 УК); б) неоднократно (ст. 16 УК); в) с применением огнестрельного оружия.

Под применением огнестрельного оружия в данном случае понимается производство стрельбы, создающей опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Часть 3 ст. 205 УК предусматривает совершение деяний, указанных в частях 1 или 2 этой статьи, при наличии особо квалифицирующих признаков: а) организованной группой (ст. 35 УК); б) повлекших по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (с субъективной стороны имеется в виду двойная форма вины - ст. 27 УК). Особо квалифицированным будет также данное преступление, сопряженное с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения.

Умышленное причинение смерти или иных тяжких последствий влечет квалификацию содеянного по совокупности преступлений (например, по ст. 205 и ст. 105 УК).

К иным тяжким последствиям могут относиться: гибель нескольких или многих людей; причинение тяжкого вреда их здоровью; массовое отравление; вывод из строя объектов жизнеобеспечения населения; экологическая катастрофа; крупный материальный ущерб; уничтожение памятников истории и культуры и т.д.

Субъект терроризма - лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В примечании к ст. 205 УК содержится специальное основание освобождения от уголовной ответственности участника подготовки акта терроризма, если он способствовал предотвращению акта терроризма своевременным предупреждением органов власти или иным способом и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

  • 1
  • 2
Конструктор сайтов
Nethouse